13.04.2020

Максим Решетников о новых критериях отбора в перечень системообразующих предприятий

Министр экономического развития России Максим Решетников в прямом эфире телеканала "Россия 24" рассказал о новых подходах к критериям отбора в перечень системообразующих предприятий, назвал условия для рассмотрения возможности их поддержки.

Механизм системообразующих предприятий сформировался еще в 2008 году. Он используется для определения перечня предприятий, которые с точки зрения уплаты налогов, с точки зрения занятости, с точки зрения наличия каких-то критических технологий или работы в каких-либо важных для государства сферах, территориях, подлежат особому мониторингу со стороны органов власти. По ним, в зависимости от результатов мониторинга, принимаются точечные решения.

Действительно, мы несколько недель назад сформировали проект перечня по тем критериям, которые раньше работали. В соответствии с этими критериями туда попали крупнейшие налогоплательщики, в том числе и все те, кого вы назвали. Но при этом мы понимали, что, с одной стороны, попали эти организации, но при этом не попал ряд действительно стратегически важных отраслей, сфер, предприятий.

Поэтому мы на правительственной комиссии по повышению устойчивости российской экономики утвердили новые критерии, которые все это время отрабатывались федеральными органами исполнительной власти. Мы выделили их не просто по финансовым показателям, а выделили более 70 конкретных сфер. В каждой сфере утвердили объективные показатели, которые позволят нам отобрать крупнейшие, важные для экономики страны предприятия и, соответственно, мониторить ситуацию на этих предприятиях.

Критерии стали более точечными. Мы прошли по каждой сфере, например, сфере добычи нефти – [критерий] объем добычи нефти конкретными компаниями, в аптечных пунктах – посмотрели оборот крупнейших аптек, чтобы понять, где крупнейшие сети, которые действительно обеспечивают аптеками наши города. В сфере транспорта – какие объективные показатели, и так далее. В каждой сфере вводятся конкретные показатели. Иногда стоимостные, иногда занятость, иногда и то, и другое, иногда какие-то натуральные. Но в любом случае мы провели калибровку с тем, чтобы в каждой сфере эти показатели выделить.

Одни подходы для медицинской промышленности и для нефтехимии недопустимы. Потому что в медицинской промышленности, в фармацевтике, как мы сейчас понимаем, важно уже каждое предприятие, пусть даже небольшое. Зачастую оно может обладать большей на порядок стратегической значимостью, чем крупные промышленные предприятия с большими налогами.

"Фонбет" как раз попала на основе объективных показателей - по занятости, по налогам и так далее. При этом мы понимаем, что такой сферы, как тотализаторы в новом перечне не оказалось.

Надо подчеркнуть, что само попадание в перечень системообразующих не означает доступ к деньгам. Это значит, что мы начинаем точечно работать с каждым предприятием, проводим стресс-тестирование вместе с банками, смотрим при разных сценариях, насколько то или иное предприятие устойчиво, насколько есть возможность сохранять рабочие места. И только если мы понимаем, что у предприятия (а значит у собственников предприятия, у кредитных организаций, у банков, которые дают деньги этому предприятию) – все способы нормализации деятельности исчерпаны, тогда уже выходит государство, ФОИВы.

У нас есть для этого необходимый инструментарий. В рамках антикризисного плана по поручению Президента Правительство предусмотрело резерв, в том числе, и по государственным гарантиям, по субсидированию процентных ставок. Мы очень точечно будем принимать решения по каждому предприятию, для этого есть правительственная комиссия. В конечном итоге задача – это сохранить, защитить рабочие места, сохранить эти предприятия.

Мы продолжаем проводить стресс-тесты на финансовую устойчивость вместе с банками. И только при условии, если собственник согласен раскрыть всю информацию по этим предприятиям, если мы действительно понимаем, что дивиденды не платились, деньги не выводились, вопросов по налогам нет, банки все свои возможности по реструктуризации (и так далее) использовали, возможны решения. И мы понимаем, тем не менее, например, сократился спрос, как у авиакомпаний сейчас: не летают они, у них нет дохода. Мы можем потерять целый сектор, целую отрасль, которую государство все последние годы активно развивало, поддерживало и которая нам все равно понадобится через несколько месяцев. Но мы не можем сейчас допустить банкротства. Вот по таким случаям мы будем уже принимать решения.